Макеевские шахтеры
О кабаках, шахтерах и вековом пьянстве (Фото)

Что мы знаем о том, как раньше пили макеевчане? Вероятно, практически ничего. Тогда как информация по данному вопросу есть в наличии. Задача состоит лишь в том, чтобы вычлинить ее из общего контекста и систематизирировать. Данная статья – это по сути робкая попытка структурировать сведения о питейных традициях Макеевки, зафиксировать особенности пролетарского быта и сравнить былое с настоящим.

Особенности заселения и культура пития

Не прибегая к длительному повествовательному монологу, стоит констатировать: население Макеевки по этническому признаку было весьма неоднородным. В частности после активных разработок угольных пластов, расположенных как в черте города, так и за его пределами, на макеевские земли хлынули переселенцы. Речь здесь идет о середине XIX века. Вот как описывает трудовых мигрантов в книге «Макеевка. История города (1690 – 1917). Том 1» Николай Хапланов: «Пришлые люди в основном с центральных российских губерний, в основном бессемейный, бесшабашный народ, не очень мирились с местными (украинскими – ред.) мужиками, которые пьянством, как они, не увлекались, в драках старались не участвовать, заработанную копейку несли домой, употребляли в хозяйстве».

Стоит сказать, что на шахтерские прииски стремились не только российские мужики Курской и Орловской области, но и этнические украинцы Харьковщины, Винничины, Черкасщины. Первые обзывали последних «хохлами». Те в долгу не оставались, и величали россиян «кацапами». Иногда, как пишет Хапланов, между двумя этническими группами вспыхивали конфликты. Нетрудно догадаться, что ситуация усугублялась после опрокидывания рюмки-другой.

К слову, об алкоголе. Вот как описывает пролетарский быт писатель Николай Петропавловский (Каронин), побывавший в шахтерских поселениях.

«Неделю кое-как шахтер просидит в шахте, а в праздник уж непременно напьется. При этом он горланит песни, бьет посуду, устраивает драку, разбрасывает по полу деньги, если они есть. А если нет, то закладывает шинкарю все, что имеет – фуражку, пиджак, сапоги, шаровары, рубаху. И пропивает часто решительно все, что имеет, кроме той ослизлой рвани, в которой работает».

Харчевня на шахте Буроз

По наблюдениям все того же Каронина, весь заработок горняка уходит с одной стороны на пропитание, с другой – на разгул.

Пояснить причины беспробудного пьянства пытается саночник Ефим – герой очерка «Под землей», вышедшего из-под пера писателя Александра Серафимовича. Бог якобы дал людям разнообразные растения и всякую живность для пропитания, а что трогать запрещено – спрятал под землей. Так как люди нарушили этот запрет, то и высшая сила карает их обвалами и пьянством.

«Неспроста, видно, в возникающих в те времена шахтерских поселках в первую очередь появлялись не школы, больницы и церкви, а многочисленные кабаки, которые несли кому-то прибыль, а кому-то погибель», – указывает в книге «Макеевка. История города (1690 – 1917). Том 1» Николай Хапланов.

Главная улица Дмитриевска

Посчитать сколько же всего было кабаков на территории нынешней Макеевки, оказалось задачей непростой. Однако имеются сведения, что в 1914 году в Дмитриевске (бывшее название Макеевки) имелось 6 рейнских погребов, 15 погребов русских вин, 11 пивных лавок, 13 трактиров и 3 казенные винные лавки.

Семейный очаг

Вопреки всем ожиданиям, женское население Макеевки, как указывают в различных источниках, отнюдь не спешило укрощать пьющих мужей. Наоборот – прекрасная половина человечества сама пускалась во все тяжкие.

«Невенчанной» прозвали Екатеринославскую губернию шахтеры, и прозвали по праву. Мало у кого из шахтеров здесь есть законные жены, – пишет в повести «Подземное царство» писатель Викентий Вересаев. – Из «незаконных» женщин есть здесь такие, которые все время, лет 15-20, живут с шахтером совсем, как в законном браке; другие живут с одним, и в то же время на стороне еще с пятью шахтерами валандаются; третьи, наконец, поживут месяц с одним, потом переходят к другому».

Писатель отмечает, что раньше бывали случаи, когда горняк, если ему надоедала жена, сбрасывал девушку в шурф, и дело с концом. А шурфов тогда было на донбасской земле не меньше, чем сейчас копанок.

В своей повести Викентий Вересаев в диалоге со своим героем Исаенко спрашивает у последнего, почему тот не выпишет в шахтерский поселок жену. На что Исаенко отвечает: «Сюда? Да если ей только мысль такая придет, я об нее все палки обломаю, какие на свете есть палки. Она тут в одну неделю так избалуется, что век не поправишь. Тут что честная, что нечестная – всем одна цена».

Далее уже сам Вересаев добавляет: «И Исаенко совершенно прав: что честная, что нечестная – всем здесь цена одна. Пьянство, разврат, наряды – вот их жизнь. Семьи здесь нет, нет совершенно. Нет и жены».

Таким образом можно констатировать, что пьянство было повальным явлением на макеевской земле. Причем, в не зависимости от пола человека.

Сухой закон и его последствия

В самом начале Первой мировой войны на территории Российской империи ввели «сухой закон». Очевидно, что подобные инновации пришлись по вкусу далеко не всем жителям Макеевки. Однако, как говорят в таких случаях, закон есть закон. Как оказалось, с введением подобной нормы на шахтах повысилась производительность труда, а руководители угледобывающих предприятий, принимая во внимание вышесказанное, даже направили правительству благодарственное письмо.

 

Центр Макеевки (Дмитриевска) 1912 год

Однако, что интересно. Кабаки и винные склады были закрыты полностью; за соблюдением закона следила не только полиция, но и военное ведомство. Правда, водку, вино и коньяк в ресторанах промышленных городов подавали как и прежде.

«Шахтерам туда ходу не было, – пишет в своей книге все тот же Николай Хапланов. – Но самые находчивые из них выход находили, за небольшую мзду брали у чиновников на временное пользование накрахмаленную манишку и спокойно проходили мимо строгого швейцара, который теперь принимал такового за «барина».

Далее Хапланов отмечает, что несмотря на все предпринятые меры, распитие алкогольных напитков продолжалось. Только теперь вместо привычной водки в ход шел денатурат и одеколон.

Озираясь на времена былые, и принимая во внимание настоящее, хочется отметить, что картина беспробудного пьянства на территории Макеевки по сути дела никуда не исчезла. Правда, приобрела иные формы и гораздо меньшие масштабы: уже не бросают в шурфы нерадивых жен, не устраивают массовые побоища между собой горняки, да и само шахтерское дело получило в обществе какой-никакой, а все-таки статус. Однако глядя на очередной безудержный запой в кабаках Макеевки, становится понятно, что проблему с вековыми корнями не так-то просто побороть.

Автор: Филипп Анастасов

Фото взято из книги Николая Хапланова «Макеевка. История города (1690 – 1917). Том 1»


Похожие материалы

Петр Осипенко (не проверено) ср, 02/01/2013 - 03:21

Чудовищная правда о русских переселенцах на Донбасс

Александр Рак (не проверено) пн, 14/01/2013 - 21:51

Учитывая вот это, автор оказал своей статьёй плохую услугу родному городу.
А "пан" Осипенко-Ливша своё получит...

h.ua/story/370391/

Оставить новый комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Поисковые системы будут индексировать и переходить по ссылкам на разрешённые домены.

  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

PHP code

  • Вы можете размещать PHP-код. Необходимо добавлять теги <?php ?>.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.